Новости кино


Адам Кессиди - типичный "белый воротничок", который пытается преуспеть на должности молодого специалиста в крупной телекоммуникационной корпорации. После одной весьма дорогостоящей ошибки он сталкивается лицом к лицу с безжалостным Президентом компании, который соглашается не увольнять провинившегося при одном условии – Адам должен шпионить за старым наставником своего босса

Триллер "Паранойя" раскрывает тайны глобального успеха в мире жадности и обмана. Два самых могущественных магната мира высоких технологий (Харрисон Форд и Гэри Олдман) ведут войну не на жизнь, а на смерть. Под перекрёстный огонь попадает молодой сотрудник Адам Кэссиди (Лиам Хемсворт). Он заходит слишком далеко и узнаёт слишком много. Relativity Media, Reliance Entertainment и Demarest Films при участии IM Global и E Stars Distribution, Emjag Productions, Gaumont, Film 360 и Deepak Nayar Production представляют фильм "Паранойя". Режиссёр Роберт Лукетич, авторы сценария Джейсон Холл и Бэрри Л. Ливи, по мотивам бестселлера Джозефа Файндера. В фильме снимались Лиам Хемсворт, Гари Олдман, Эмбер Хёрд и Харриссон Форд, а также Лукас Тилл, Эмбет Дэвидц, Джулиан Макмэхон, Джош Холлоуэй и Ричард Дрейфус. Продюсеры Александра Милчен, Скотт Лэмберт, Уильям Д. Джонсон и Дипак Найяр; исполнительные продюсеры Стюарт Форд, Сэм Энглбардт, Сидони Дюма, Кристоф Рианде, Аллен Лю, Уильям С. Бисли, Дэвид Грейтхаус, Даглас Урбански, Райан Кэвэнах и Такер Тули.

За кулисами "Паранойи". Это паранойя или тебя и впрямь преследуют?
Адам Кэссиди – перспективный молодой сотрудник телекоммуникационной корпорации, мечтающий о блестящей карьере, совершив наивную ошибку, вынужден стать шпионом компании-конкурента. Он погружается в безжалостный и шикарный мир денежных мешков, в войну титанов индустрии высоких технологий, где контролируется его каждый шаг. Выйти из этой смертельной игры в кошки-мышки невозможно, и от Адама требуются нечеловеческие усилия, чтобы защитить себя и своих близких.

Адама Кэссиди играет австралийский актёр Лиам Хемсворт, прославившийся в роли Гейла в блокбастере "Голодные игры". Создатели фильма разглядели в нём те качества – дерзость молодости, честность и стойкость – которые хотели воплотить в образе Адама.
"Лиам талантлив, красив и обаятелен, - говорит продюсер Александра Милчен, - но при этом очень открыт. Он на подъёме, он нисколько не зазнаётся и отличается редкостной трудовой дисциплиной".

Ей вторит режиссёр Роберт Лукетич: "У нас изначально было общее видение персонажа. Лиаму очень близки идеалы Адама, и изображая глубокие переживания своего героя, он расцветает на глазах. Адам – умница-технарь, но ещё и боец. Его образ понятен всем – парень из небогатой семьи, мечтающий дотянуться до звёзд. Но когда мечта готова сбыться, он понимает, что это совсем не то, чего ему хочется".

Главной задачей Хемсворта было показать, как опасность трансформирует характер Адама: "Поначалу шпионаж кажется ему игрой с заманчивыми бонусами – новой квартирой, крутой машиной и достатком. Но постепенно он понимает, что ставка в этой игре – его жизнь".

Раскрыть образ Хемсворту помогли его всемогущие визави Уайт и Годдард в исполнении Гари Олдмана и Харрисона Форда.
"Утром, перед съёмками, Гэри необычайно добр и ласков, - вспоминает Хемсворт. – Но перед камерой это сам дьявол, готовый съесть тебя живьём".
Да и Форд, по словам Хемсворта, обладает поистине пугающей силой преображения: "Годдард, как и сам Харрисон, отличается мягкими, приятными манерами и харизмой, чем и очаровывает Адама. Но под этой маской кроется злой, могущественный гений".
В пылу схватки Адам успевает влюбиться в одну из подчинённых Годдарда, Эмму (Эмбер Хёрд). И вопреки своим чувствам, он вынужден шпионить за ней и использовать, что крайне осложняет их отношения.

Действие фильма достигает апогея, когда Адам обнаруживает, что за ним тоже следят – чтобы уничтожить, когда нужда в нём отпадёт.
"Для Адама это момент прозрения, - говорит Хемсворт. – Он понимает, что этим людям закон не писан и что живым его не отпустят. И чтобы спасти себя и тех, кто ему дорог, ему надо перехитрить своих врагов".

Создать атмосферу опасности, окружающую Адама, Лукетичу помогала блестящая съёмочная группа, которую возглавили главный оператор Дэвид Тэттерсолл, художники-постановщики Дэвид Брисбин и Мисси Стюарт и художник по костюмам Люка Моска. Они же сотворили новую, стильную квартиру Адама с обстановкой от Армани, в которой искусно спрятаны системы наблюдения.

Однако при изображении богатых интерьеров Лукетич остался реалистом."Времена сейчас посткризисные, - объясняет он. – Даже те, кто при деньгах, стали сдержаннее. И мир роскоши, в который окунулся Адам, не ослепляет показным блеском. Да и он вскоре понимает, что его счастье – не в красивых машинах и шмотках, а в возможности осуществлять собственные технологические идеи. Но чтобы получить такой шанс, ему нужно одолеть этих людей".

Главные фигуры фильма "Паранойя". Может ли пешка изменить ход игры королей?
На роли Николаса Уайта и его заклятого врага Джока Годдарда нужны были актёры, способные воплотить образы одарённых и эксцентричных людей, которых жажда власти сделала способными на угрозы и даже убийство. И этот взрывной тандем поручили оскаровским номинантам Гари Олдману и Харрисону Форду, которым уже довелось поработать вместе в знаменитом триллере "Самолёт президента". Но здесь обоим пришлось играть героев, беспрецедентных даже для таких опытных и разносторонних звёзд кино – людей, желавших изменить мир с помощью революционных технологий, но опустившихся до слепой и беспощадной вражды. 

"Думаю, многие мечтали увидеть их снова вместе, - размышляет Александра Милчен. – Их герои разительно отличаются друг от друга, хотя у Харрисона и Гари много общего. Оба веселы, обаятельны, удивительно умны и великодушны. Оба полюбили своих персонажей, пусть и злодеев, и оба поняли, в чём причина их безудержного честолюбия".

 

"Персонаж Харрисона – воплощение американского идеала лидера, непоколебимого и с безупречным имиджем, - отмечает продюсер Уильям Джонсон. – Тем сильнее впечатление, когда раскрывается его тёмная сущность. Наблюдая, как он околдовывает людей и уничтожает их, испытываешь одновременно восторг и ужас".

Герой Олдмана – выбившийся из низов воротила цифровой эры: "Ник – выходец из рабочего класса, самоучка, бывший "ботаник" с искренней страстью к технике, - рассказывает Гари. – Он замышлялся как американец, но я предложил переделать его в британца, добившегося успеха по ту сторону Атлантики. Это придаёт образу интересной динамики".

Как ни опьянён Уайт своим успехом, в скромном Адаме он сразу распознаёт родственную душу.
"У Адама та же страсть к технике, - объясняет Олдман. – Уайт понимает Адама, однако ставит его в крайне затруднительное положение. Он заставляет его вынюхивать секреты Годдарда".
"Зрителя заражает тревога Адама, столкнувшегося с моральной дилеммой, - продолжает Олдман. – Вы спрашиваете себя: "А как бы поступил в этой ситуации я?" Он всё глубже погрязает во лжи, пока не решает: "Всё, хватит!""

Помимо прочего, Олдман увидел в проекте ещё и шанс помериться силами с Харрисоном Фордом и его грозным, изощрённым персонажем. И здесь его ждало откровение:"Я впервые увидел в его исполнении подобный образ, и он в нём совершенно виртуозен".
В свою очередь, Форд признаётся: "Гэри всегда завораживал меня, что бы он ни играл. Если бы не он, я в роли Годдарда смотрелся бы намного бледнее. О таком спарринг-партнёре можно только мечтать".

"Паранойя" привлекла Форда ещё и потенциалом поднятой темы: "Это фильм-предостережение о том, как слепое честолюбие завело молодого человека в ловушку. Адам – хороший парень с чистой душой, который поддался амбициям и оказался втянут в схватку со страшными и беспощадными врагами".

Различия между Годдардом и Уайтом подчёркнуты и контрастирующим индивидуальным стилем, вплоть до машин. "Любимая машина Годдарда – “Fisker”, редкий, роскошный гибрид. А Уайт ездит на классическом "Бентли"". В том же духе выдержаны гардероб и интерьеры.
Но самые мощные разряды креативного электричества происходили, когда Олдман и Форд оказывались на съёмочной площадке вместе. "Оба в общении скромные и учтивые, - вспоминает Лукетич. – Но после команды "Мотор!" они превращаются в силы вселенского масштаба".

История создания фильма "Паранойя". Информация – самое грозное оружие.

"Паранойя" началась с одноимённого романа-бестселлера Джозефа Файндера. Книга подняла вопросы, которые вскоре стали эпохальными. В самом ли деле власть корпораций вышла из-под контроля? Где грань между добычей данных и навязчивой слежкой? Файндер заглянул в мир, где транснациональные компании богаче и влиятельнее целых наций.
"Я задумался, что будет, если корпорацию заинтересует прорывная технология, которой обладают конкуренты? На что готово руководство, чтобы заполучить её? Так у меня родился образ Адама Кэссиди, - рассказывает Файндер. – С одной стороны, это классическая история человека, вынужденного шпионить. Но ещё здесь затрагиваются проблемы истинной сущности людей; отношений, основанных на обмане и притворстве; совести и правильного выбора".

Продюсер Александра Милчен решила перенести действие книги в реалии 2013 года: "Книга мне безумно понравилась. Но она о мире технологий и промышленного шпионажа, который непрерывно меняется. Я поделилась идеей с Джо Файндером, и он её полностью поддержал".

Милчен и её коллеги-продюсеры Скотт Лэмберт, Уильям Д. Джонсон и Дипак Найяр стали искать режиссёра, способного создать оригинальную и захватывающую киноверсию материала. Их выбор пал на австралийца Роберта Лукетича, прославившегося блокбастером "Блондинка в законе" и целой чередой популярных комедий. Но сильнее всего Милчен восхитила его криминальная драма "Двадцать одно" о группе одарённых студентов, на миллионы обыгравших казино Лас-Вегаса. "Роберт был идеальной кандидатурой, потому что каждый раз, когда я описывала, что хочу сделать в "Паранойе", я приводила в пример "Двадцать одно". Я верила, что ему по силам реализовать такой многоплановый проект – здесь вам и осуществление желаний, и триллер, и молодёжная культура. И мы с ним замечательно сработались.

А поработать было над чем. Создателям фильма хотелось снять не просто захватывающий триллер о столкновении двух корпоративных титанов, но также историю о том, как молодой человек пытается найти своё "я" - в эпоху, когда это "я" может ежесекундно меняться, когда нам кажется, что хитроумные устройства поглядывают за нами даже в самые интимные моменты, и когда будущее совершенно неопределённо. Адам Кэссиди не только сам подвергается смертельной опасности, но и оказывается на острие культурного сдвига.

Лукетича также захватила эта идея: "Это история о поколении двухтысячных, которое чувствует себя обманутым в лучших ожиданиях, но при этом невероятно увлекательная и с интереснейшими персонажами".Режиссёра особенно привлёк замысел развернуть название фильма и отразить паранойю современной жизни, когда камеры есть в каждом кармане, наши данные постоянно анализируются компаниями и спецслужбами, а личная жизнь выкладывается в соцсетях.

"Адам живёт в нашем, сегодняшнем мире, где всё сводится к добыче данных и где мы всюду оставляем следы, о которых не подозреваем, - отмечает Лукетич. – Он понимает, что от всевидящего ока не скрыться. И возникает вопрос: насколько опасно то, что у кого-то имеется исчерпывающая информация о всех и каждом?

Отталкиваясь от чернового варианта сценария, Бэрри Л. Ливи, Лукетич и Милчен вместе с Джейсоном Холлом потратили несколько месяцев на развитие этих мотивов. Холл вспоминает: "Мы подняли темы корпоративных технологий, молодёжной культуры, проблемы стяжательства, верности и дружбы, с которым сталкивается Адам. Одно дело, когда родители говорят, что деньгами всех проблем не решить. Адаму довелось убедиться в этом на личном опыте".

С Адамом контрастируют образы Николаса Уайта и Джока Годдарда, олицетворение необузданных корпоративных хищников XXI столетия. Они из того 1% избранных, что заработали больше, чем можно вообразить, но не сбросили обороты, а лишь переключились с креативного идеализма на погоню за прибылью любой ценой.

"Наша культура одержима миллиардерами, их причудами, стилем жизни и влиянием на мир. Мы решили, что зрителю будет интересно получить представление об этой жизни.. и расплате за неё", - говорит Холл.

Файндер, автор романа, в восторге от его экранной адаптации: "Сценарий стал, можно сказать, манифестом поколения. Это история о том, как молодые люди, вступая во взрослую жизнь, видят, насколько прогнила сама структура делового мира. У них неизбежно возникает чувство отчуждённости, когда они понимают, что продажность и авантюризм стали его неотъемлемой частью".Психологический и событийный накал, злободневность поднятых тем мгновенно привлекли к сценарию внимание Голливуда. Лукетич вспоминает: "Не успел я оглянуться, как у нас в команде уже были Лиам Хемсворт, Гари Олдман и Харрисон Форд. Мне приходилось щипать себя, чтобы убедиться, что всё это не сон".

Макмэхон признаётся, что в восторге от игры Хемсворта: "Лиам ни на секунду не даёт нерву фильма ослабнуть. В нём есть настоящий огонь".
Силы правопорядка в фильме олицетворяет агент ФБР Гэмбл в исполнении Джоша Холлоуэя ("Остаться в живых", "Миссия невыполнима: Протокол "Фантом""). Гэмбл ещё больше осложняет положение Адама, предложив ему стать двойным агентом и действовать против Уайта. "Гэмбл знает, что Уайт и Годдард считают себя неприкасаемыми, - говорит Холлоуэй, - но он хочет добраться до них. Он долгие годы на них охотится".

Чем глубже затягивает Адама в пучину корпоративных войн, тем ближе ему становится единственный человек, которому он по-прежнему может доверять – его отец Фрэнк в исполнении обладателя "Оскара" Ричарда Дрейфуса. Простой работяга, который ради семьи тоже пришлось поступиться принципами, Фрэнк всё же может кое-чему поучить Адама, когда речь заходит о совести.

Дрейфус согласился на роль, потому что ему импонируют затронутые в фильме темы, особенно идея нерушимости уз между отцом и сыном, даже перед лицом всесильного зла. "Мой герой становится моральным эталоном для Адама, - говорит он. – Фрэнк немногословен, но сразу видно, откуда у Адама его лучшие качества".

Фрэнку больно оттого, что его сына предали, но он понимает, что тому нужно самостоятельно научиться выживать в этом новом мире. "Он постарался заложить в Адама понимание главных ценностей и опасностей жизни. И он верит, что в решающий момент тот не ошибётся с выбором".
Дрейфус получил искреннее наслаждение от работы с Лукетичем: "Роберт не только чётко понимает, чего хочет сам, но и открыт новым идеям. В этом суть его творческого метода".

Лукетич не в меньшей степени впечатлён работой Дрейфуса над ролью: "Любящий отец, Фрэнк стал одним из самых харизматичных персонажей фильма. Фрэнк в изображении Ричарда – это человек, который видит, что мир меняется, и не в лучшую сторону, но остаётся верен своим ценностям. Можно сказать, он в этом фильме главный источник душевной теплоты".

Но даже Фрэнк бессилен удержать Адама от опасной игры с теми, кто хочет его использовать и уничтожить. "Каждый аспект фильма, от игры актёров до работы оператора, должен погружать зрителя в атмосферу всё возрастающей смертельной угрозы, - заключает Лукетич. – Вы постоянно спрашиваете себя: "Что бы сделал на его месте я? Как можно переломить ход этой погони и скрыться?"

Эти неумолимые вопросы и страхи и составляют суть "Паранойи", сверхнапряжённой гонки, по ходу которой Адам пытается научиться выживать в новом мире и победить корпоративных супергигантов в их собственной игре.


Источник: "Московское время". Столичный светский интернет журнал

Отзывы